! Сьогодні

     
Стаття

Исаак Трахтенберг: «Чтобы реформировать здравоохранение, надо восстановить то, что разрушили»

(мовою оригіналу)

Академик Исаак Михайлович Трахтенберг назначил встречу в рабочем кабинете. Оказалось, что в свои 95 лет (его юбилей в ноябре минувшего года был широко отмечен общественностью) корифей отечественной медицинской науки активно трудится — руководит одним из ведущих научных подразделений Института медицины труда НАМН Украины. Он член двух академий; в одной представляет медицинскую экологию, во второй — гигиену труда и профпатологию (ныне — медицина труда).

Исаак Михайлович чрезвычайно активен и буквально излучает энергию. В его «профессиональном анамнезе», как выражаются медики, за 73 года трудовой деятельности значится всего два места работы — alma mater, Киевский медицинский институт, и Научно-исследовательский институт медицины труда. У кого же еще, как не у Исаака Трахтенберга — признанного в мире специалиста в области гигиены труда и токсикологии — искать рецепт долголетия и спрашивать совета, как при нынешней системе здравоохранения сохранить здоровье. Кстати, слово гигиена в переводе с греческого означает здоровый, а токсикология — наука о ядах. Стало быть, доктор Трахтенберг наверняка знает о том, что полезно и что опасно для жизни.

— Исаак Михайлович, стартовавшую в апреле 2018 г. медреформу под руководством Минздрава вы еще в самом начале назвали «хаосом и неразберихой». Что-то изменилось в здравоохранении за минувший год?

— Ситуация еще более ухудшилась, и это подтверждает объективная статистика. Главная беда в нашей стране — это экономическая стагнация, тотальное обнищание народа и как следствие — низкая рождаемость, сокращение и вымирание населения. То, что сейчас происходит в отечественной медицине и именуется реформой, — это, на мой взгляд, катастрофа, потому что нарушена первая заповедь медицины: «Не навреди!» Одно из нелепых и плачевных решений министерства, возглавляемого Ульяной Супрун, — ликвидация санитарно-эпидемиологической службы. Я считаю, что уничтожение этой важнейшей государственной структуры вызвано не здравым смыслом, а в значительной степени давлением заинтересованных бизнес-структур. Вряд ли нынешние реформаторы настолько дремучие дилетанты, что не понимают, сколь тяжелыми последствиями обернется для населения упразднение службы, которая десятилетия стояла на страже общественного здоровья.

— Это та самая служба, которую раньше так боялись частные предприниматели, директора продуктовых баз, магазинов, общественных столовых, строители, руководители промышленных предприятий, сельскохозяйственных объектов, транспорта... Теперь все они вздохнули свободно?

— Да-да, это та самая служба, которую боялись так же, как и других видов необходимого государственного надзора и народного контроля — противопожарного, охраны труда и техники безопасности... И надо сказать, что работала санэпидемслужба в стране весьма продуктивно. Благодаря стараниям ее врачей в Украине практически забыли о вспышках многих инфекционных заболеваний, которые сейчас вновь появились, но уже с более тяжкими последствиями.

Сегодня в нашей стране умирают от кори. Приведу официальные данные Центра общественного здоровья самого Минздрава: в 2018 г. корью заболело во Львовской области — 7364 человека, в Ивано-Франковской — 3612, в Закарпатье — 3459, в Одесской области 2550, в Киеве — 2408 человек! Но самое поразительное, что при таких цифрах руководитель министерства Ульяна Супрун заявила: «Я соберу комиссию, и мы решим вопрос — есть в Украине эпидемия кори или нет эпидемии». Вы только вдумайтесь в логику такого заявления!.. С начала 2019 г. корью в стране заболело 35 тысяч человек! Эпидемия расширяется, уровень заболеваемости может повыситься.

Проблема с корью уже становится проблемой и для наших ближних и дальних соседей. Вот только один пример: прошлой осенью среди паломников-иудеев, приезжавших из США в украинскую Умань, был зафиксирован случай этого заболевания. А к середине апреля текущего года в Нью-Йорке уже около трехсот человек из окружения паломников заболело корью. В связи с чем мэр города объявил чрезвычайную ситуацию и призвал всех, кто не сделал прививку от кори, немедленно привиться, пригрозив наложением штрафов. Уже и в Польше раздаются голоса, что если из Украины будут и далее приезжать заробитчане, больные корью, следует ставить вопрос о закрытии безвизового режима с нашей страной.

Помимо кори, у нас реальная угроза эпидемии дифтерии. И это при том, что не хватает вакцин, которые приходится закупать у американских фармацевтических компаний. Украина на втором месте в Европе по заболеваемости туберкулезом. Только в 2018 г. в стране заболело более 36 000 человек, из которых 22 000 детей. Ежедневно от этой страшной болезни в Украине умирает около 11 человек! Вы вдумайтесь только в эти цифры!

В советской Украине всех граждан призывали ежегодно делать бесплатную флюорографию. Министр Супрун ее отменила. Она считает, что с лучшими результатами выявлять туберкулез будут семейные врачи, которым пообещали доплачивать за каждого выявленного больного. А как же они будут выявлять? Очень просто — путем анкетирования! Заполнил посетитель анкету — семейный доктор прочитала ответы и поняла — да, вот они, симптомы болезни, присутствуют! И только после изучения такой анкеты семейный врач выпишет больному направление на анализы. Но это же полный абсурд!

Причина эпидемий — дилетанты во власти

— Вы полагаете, что вспышка кори, дифтерии, рост заболеваемости туберкулезом в нашей стране — следствие ликвидации санитарно-эпидемиологической службы? Или есть и другие причины?

— Безусловно, одна из главных причин — ликвидация структур, которые ранее занимались профилактическими, санитарно-оздоровительными мероприятиями и контролем. Но еще одна из причин, пожалуй, даже наиболее существенная, — это нынешняя тенденция назначений на руководящие должности в здравоохранении непрофессионалов.

В те времена, когда лечение в нашей стране было доступным и бесплатным, на должности министра здравоохранения и других высоких чиновников министерства кого попало не назначали — существовал жесткий контроль, продуманная «пропускная система». И когда сегодня огульно критикуют социалистическую Украину, я хочу напомнить, что 15 октября 1917 г. была принята резолюция, в которой указывалось: «все врачебно-санитарное устройство должно базироваться на тех же, наработанных общественным медицинским мнением, демократических основах, на которых ранее строилась земская медицина».

В Украине с конца 20-х годов быстрыми темпами развивалась сеть санитарно-эпидемиологических станций, благодаря чему и были побеждены свирепствовавшие после гражданской войны эпидемии. К началу 1941 г. система здравоохранения в Украинской республике насчитывала 29 000 врачей и 91 000 средних медработников, руководимых опытными, высокопрофессиональными организаторами, специалистами в области социальной медицины. Мы обязаны признавать не только ошибки прошлого, но и неоспоримые успехи — в экономике, в медицине... Это важно для понимания всех бед, которые происходят сегодня.

Вдумайтесь только: за годы независимости в Украине сменились двадцать министров здравоохранения! И всякий раз приходилось признавать, что реформы, которые провозглашал очередной министр, себя не оправдали. То же самое и сейчас, и пожаловаться на ухудшение ситуации в медицине нам, увы, некуда.

— Вы правы, медицина — это та сфера, где кадры действительно решают все. Понятно, что любая реформа, и особенно реформа здравоохранения, должна проводиться специалистами самого высокого уровня. Почему все эти годы она буксует в Украине?

— Как я уже сказал, в независимой Украине попытки проведения реформ предпринимались не раз. Собирались специалисты, обсуждали перспективы необходимых преобразований, но заинтересованности и реальной поддержки от правительства не было. На одном из форумов академик Николай Амосов прозорливо заметил: «Если мы не решим в ходе реформирования проблему главенства профилактической медицины и не восстановим оправдавший себя многолетний опыт санитарно-эпидемиологической службы страны, то допустим непоправимую ошибку, чреватую дальнейшими катастрофическими последствиями». К сожалению, мы видим, что пророчество великого ученого начинает сбываться.

— Исаак Михайлович, вы посвятили свою жизнь направлению в медицине, о котором обыватель мало знает. Любопытно, чем вас привлекла профессия токсиколога?

— Вначале я учился на лечебном факультете. Но ко времени получения своего красного диплома решил изменить специализацию. Я понял, что именно токсикологи и гигиенисты могут выявлять, лечить, а главное — предупреждать нарушение здоровья огромного числа людей, обеспечить сохранение и укрепление общественного здоровья. Такая перспектива мне нравилась, и я никогда потом не пожалел о выборе профессии.

 

Гигиена труда — это очень серьезный и интересный раздел медицины. Главная задача врачей-гигиенистов состоит в том, чтобы разрабатывать различные мероприятия, направленные на предупреждение распространения всевозможных болезней. Люди этой профессии изучают окружающую среду, условия труда, выявляют присутствие вредных элементов в воздухе, воде, в продуктах — во всем, чем мы пользуемся в быту и на работе. В тех странах, где рекомендации врачей выполняются, население меньше болеет и живет дольше.

Ну а токсикология — это область медицины, изучающая токсичные вещества, их воздействие на организмы и окружающую среду. Задача токсикологов — разрабатывать механизмы и методы диагностирования и лечения отравлений. Ведь мало кто задумывается о том, что все мы живем в окружении всевозможных ядов.

— Если об этом задуматься, страшно жить. Однако, насколько я знаю, яд — понятие условное, поскольку в разных пропорциях одно и то же вещество может оказывать на здоровье человека либо лечебное воздействие, либо стать смертельно опасным. Это так?

— История человечества знает множество примеров тому, как из-за невежества в вопросах гигиены и токсикологии вспыхивали эпидемии холеры, тифа, чумы, вымирали целые города. Круговая антисанитария в городах, полчища крыс, которые разносили заразу, отсутствие необходимых лекарств и противоядий — все это способствовало распространению смертельных недугов. С развитием токсикологии и фармацевтики человечество стало меньше болеть. Средняя продолжительность жизни людей с каждым веком увеличивалась, и главную роль в этом сыграло то, что люди стали выполнять советы врачей-гигиенистов и соблюдать правила гигиены не только в жилищах, но и на производстве.

До недавнего времени никто не мог понять, почему рабочие, задействованные в изготовлении фетровых тканей, со временем начинали страдать слабоумием. Помните безумного Болванщика (шляпных дел мастера) из «Алисы в стране чудес»? Этот персонаж, как и многие из тех, кто долгое время работал в мастерских по изготовлению фетра, своим поведением демонстрировал нервно-психическое расстройство. А все дело в том, что в старые времена в кустарных мастерских при изготовлении фетра применялся чрезвычайно токсичный нитрат ртути. Но о его пагубном влиянии на человеческую психику люди узнали лишь спустя несколько столетий.

Еще в средневековой Европе благодаря исследованиям первых врачей-токсикологов стали появляться законы, обязывающие на вредных производствах (при работе в шахтах, в различных мастерских и на заводах) отказываться от ядовитых веществ, внедрять вентиляцию, снижать продолжительность рабочего времени.

Или другой малоизвестный пример. В Древнем Риме водопроводные трубы делали из свинца, т. о. в дома и бюветы поступала вода, обогащенная свинцом — токсичным тяжелым металлом. Свинец может быстро накапливаться в крови, в костях, оказывая сильнейшее отравляющее воздействие и вызывая хроническую интоксикацию.

У некоторых современных ученых есть предположение, что именно многолетнее отравление свинцом повлекло за собой умственную деградацию римской знати, что в итоге способствовало падению Римской империи. Кому-то это покажется несерьезным, но задумайтесь — несколько поколений римлян накапливали в организме свинец, а попадание в кровь этого металла поражает головной мозг, вызывая психопатологические расстройства — раздражительность, агрессивность, умственную отсталость, задержку детей в развитии, галлюцинации, маниакальные синдромы и другие патологические заболевания. Кроме того, римляне употребляли свинец вместе с пищей и вином: они научились из свинца получать искусственный подсластитель — «свинцовый сахар», приятное на вкус вещество.

В 1047 г. внезапно для всех умер папа римский Климент II. И только недавно токсикологи раскрыли причину его смерти, сделав анализ костей. Папа регулярно употреблял красное вино, которое для придания вкуса кипятилось в свинцовых емкостях. После такой обработки содержание в вине токсичного вещества в сотни раз превышало допустимые нормы.

Но что говорить о неосведомленности древних римлян, если даже в наше время, когда человечество вооружено многими знаниями, химическое отравление свинцом, именуемое «сатурнизмом», — очень распространенное отравление.

В 2009 г. в Китае сильнейшее отравление свинцом получили около полутора тысяч детей. Все они проживали в городе Вэньпин, поблизости от завода, который перерабатывал марганцевую руду. Так как детский организм быстрее взрослого реагирует на содержание в окружающей среде тяжелых ядовитых металлов, дети массово и тяжело заболели. А причиной отравления стали выбросы из заводских труб: в воздух попало большое количество свинцовой пыли, которая присутствует в марганцевой руде.

Отравления свинцовой пылью периодически происходят и в других странах — там, где деятельность промышленных предприятий не контролируется должным образом санэпидемслужбами. К сожалению, полное выздоровление от сатурнизма возможно только при легких степенях отравления и должном лечении.

В плену у ядовитых веществ

— Слава богу, сегодня посуду из свинца не делают, но продолжают его использовать в промышленности, равно как и другие токсичные вещества. Насколько это опасно для человека?

— В природе — десятки тяжелых металлов и их соединений. Так, мышьяк, кадмий или ртуть, попадая через воздух и воду в человеческий организм, накапливаются в костях и в тканях, что со временем вызывает тяжелые болезни и даже смерть.

Однако у сильных мира сего в приоритете экономические интересы, а риски для здоровья отодвигаются на задний план. Бизнесмен прежде всего думает о доходе, и потому условия работы на предприятиях для него вторичны так же, как и вопросы экологии. Ежегодно в мире производится невероятное количество ядов и ядовитых соединений, и объемы производства продолжают расти.

Треть населения Украины проживает в промышленных городах, люди дышат воздухом, в котором содержание вредных химических веществ превышает предельно допустимые концентрации в 5—20 раз! При этом суммарный объем выбросов химических веществ в атмосферу в расчете на одного человека в отдельных регионах Украины превышает 300 килограммов в год!

Почти все поверхностные источники по уровню загрязнения приблизились к III классу, а технологии очистки воды и качество работы очистных предприятий далеко не идеально справляются со своей задачей. Поэтому значительная часть населения Украины употребляет питьевую воду, не соответствующую критериям качества. А присутствие в окружающей среде химических канцерогенов и несоблюдение гигиенических нормативов привело к всплеску заболеваемости бронхиальной астмой, онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями, цереброваскулярными нарушениями, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, сахарным диабетом.

Мы дохозяйствовались до того, что в Украине уже около 15% территорий отнесены к регионам критического экологического состояния. При этом здравоохранение практически отстранили от контроля за санитарно-эпидемиологической ситуацией в стране, что в свою очередь повлекло за собой ухудшение экологии и вспышки инфекционных заболеваний, отравлений, в т. ч. среди детей.

— Исаак Михайлович, вы признанный в мире специалист по изучению ртути. Скажите, это правда, что шарики ртути из разбитого градусника способны отравить целый кубический километр воздуха?

— Они способны загрязнить воздух в зоне дыхания человека, в результате чего может развиться его хроническое отравление. Ртуть из разбитых термометров, накапливающаяся, например, под паркетом в жилом помещении, может в виде паров длительное время присутствовать там. В своей практике я не раз наблюдал, что со временем концентрация ртутных паров превышала предельно допустимую концентрацию (ПДК), установленную даже для воздуха рабочей зоны (0,01 мг/м3).

— Во времена СССР вы неоднократно принимали участие в расследованиях массовых отравлений, разрабатывали научные рекомендации по устранению их причин. И проблемы решались на государственном уровне. Понятно, что и государство было сильное, и система здравоохранения, что бы сейчас ни говорили, работала на сохранение здоровья нации. Почему мы, не создав эффективной альтернативы, игнорируем опыт прошлого?

— Перед ликвидацией СССР отечественная медицина приобрела огромный опыт и достигла успехов, признанных не только у нас, но и за рубежом. В восьмидесятые годы в Алма-Ате состоялась конференция Всемирной организации здравоохранения, на которой система первичной медицинской помощи в СССР была признана лучшей в мире. Сегодня же ценный опыт советской медицины не просто замалчивается, но предается анафеме. Такое наплевательское отношение к своей истории, к науке не замедлило сказаться на здоровье нации. Эпидемии последних лет — в каком-то смысле расплата за предательство, ниспосланная нам «кара божья».

Считаю, что новая власть должна потребовать от Минздрава немедленно и подробно отчитаться о результатах своей деятельности. Хватит твердить о реформах, покажите результат! А результаты как раз не особо радуют. По показателю отрицательного прироста населения Украина входит в первую десятку стран мирового сообщества, а по продолжительности жизни занимает 62-е место в мире.

— Перед началом старта «реформы Супрун» многие СМИ, как по свистку, стали критиковать систему Семашко, называя ее «пережитком прошлого», «анахронизмом», умалчивая при этом, что за период с 1926-го по 1972 г. продолжительность жизни советских граждан увеличилась на 26 лет. И это далеко не единственное достижение...

— Систему Семашко продолжают критиковать, замалчивая главный ее принцип: доступность и бесплатность. А между тем при этой «устаревшей» системе здравоохранения в нашей стране тридцать лет назад был практически полностью побежден туберкулез.

— Сегодня средняя продолжительность жизни населения Украины по сравнению с 70-ми годами прошлого века сократилась на восемь—десять лет, и за это никто ответственности не несет!

— Показатели детской смертности упали до уровня развивающихся стран.

В реформировании здравоохранения, с моей точки зрения, сегодня должно фигурировать одно: восстановление того, что разрушили. И это касается не только медицины. Экономисты НАНУ подсчитали: чтобы восстановить экономику Украины до уровня 1991 г., нам понадобится 30 лет! Спрашивается, — куда мы идем, точнее — куда нас ведут?..

Власти помалкивают об одном важном принципе советской системы здравоохранения — о преимущественном медицинском обслуживании трудящихся. А ведь именно рабочие и крестьяне создают тот национальный продукт, за счет которого медицина живет и развивается. В европейских странах так и происходит, особенно в Скандинавии. Но в сегодняшней концепции реформирования здравоохранения об этом даже ничего не написали. Профилактическая медицина попросту уничтожается, и последствия будут тяжелые. И кто за это ответит?

В Украине в разгаре эпидемии туберкулеза, СПИДа, детских инфекций, гепатитов, возникают вспышки других заболеваний. Гигиенисты и токсикологи с тревогой наблюдают, как сокращают наших коллег, работавших в области профилактической медицины, как создают им невыносимые условия существования и вынуждают к эмиграции. Это что за реформа такая, если врачам запретили приходить с проверками на предприятия, где хранят и готовят продукты для нас и наших детей?

В Грузии, где горе-реформаторы ликвидировали санэпидемслужбу, начались вспышки инфекционных заболеваний, и теперь эту службу восстанавливают! У нас же ждут, пока жареный петух клюнет...

Одна из «новаций» и. о. министра Супрун — ликвидация санитарно-гигиенических факультетов (или, как их называли, «факультетов профилактической медицины»). По моему глубокому убеждению, эти действия и являются первейшей причиной вспышек эпидемий. И нынешняя ситуация — это только начало. Чтобы она не стала катастрофической, необходимо восстановить факультеты профилактической медицины, восстановить санитарное законодательство и санитарно-эпидемиологическую службу.

— А почему пищевые объекты перестали проверять?

— Я уверен, что цель одна — не мешать бизнесменам зарабатывать деньги. В прошлом году тяжелая нейроинфекция — ботулизм — поразила 100 человек, из которых 20 умерли, потому что не было спасительной лечебной сыворотки. А причина отравления — рыба, купленная даже не на стихийном рынке, а в столичном универсаме!

Еще одна причина эпидемий — отсутствие социально-медицинских мероприятий по борьбе с инфекционными заболеваниями. Профилактика практически ушла из системы здравоохранения! Реформаторы из Минздрава уверяют нас, что эту профилактику будут обеспечивать семейные врачи. Но разве семейный врач может обеспечить профилактику? А ведь она должна быть приоритетом в медицине, поскольку здоровье современного человека только на 10% зависит от медицинской помощи, а на 90% — от генетической наследственности, образа жизни и экологии.

Именно условия жизни, образ жизни и экология имеют самое большое влияние на человеческое здоровье. Но еще одним важнейшим фактором, влияющим на качество жизни, является не только духовное и эмоциональное здоровье человека, но и духовное здоровье всего общества. Общая атмосфера в стране формирует у человека определенное эмоциональное состояние, что в итоге чрезвычайно сказывается на состоянии здоровья и продолжительности жизни.

В 2017 г. из Украины эмигрировали 200 тыс. человек. В 2018-м — более 800 тыс. Можно ли было еще несколько лет тому назад представить себе подобные демографические потери?

Реанимация медицинской реформы

— Во времена СССР при трудоустройстве требовали флюорографию, а на предприятиях работали медпункты. Сейчас этого нет, да и профилактикой заболеваний у нас не занимаются. А как обстоят дела с профилактикой на Западе?

— Отказ от профилактики повлек за собой печальные последствия. К примеру, на Донбассе ежегодно на рабочем месте внезапно умирают свыше 150 шахтеров. Эти смерти можно было бы предупредить с помощью профилактических осмотров и своевременного лечения. Но для этого необходимо восстановить разрушенную промышленную медицину. Однако вместо того чтобы восстанавливать, какие-то люди, объявившие себя реформаторами, но не имеющие ни опыта, ни серьезных познаний, первым делом принялись крушить то, что пусть не идеально, но работало многие десятилетия на благо общества.

— Вы видите пути выхода из ситуации, в которую здравоохранение завели горе-реформаторы? Как один из корифеев отечественной медицины вы могли бы дать им совет?

— Как проводить реформу? Этому надо учиться у истории. У выдающегося министра здравоохранения СССР Льва Ивановича Медведя в советниках были ведущие ученые страны. Он часто собирал их, советовался с ними. К сожалению, сейчас министерство чуждается ученых — вместо того, чтобы проводить открытую дискуссию с авторами нынешней медреформы.

Взять тот же институт семейного врача, который у нас заменил участкового терапевта. Что это за ерунда — семейный врач, к которому прикреплены 2 тысячи пациентов? В Великобритании, например, семейный врач — это друг богатой семьи, который вместе с хозяином играет в гольф, а потом они сидят у kaминa, попивают виски и приятно общаются. Этот семейный доктор знает, кто и чем болел в этой семье в третьем поколении, кто с кем породнился и т. д. Такому врачу за его информированность и работу платят большие деньги. Но разве мы можем перенести эту модель на руины нищей Украины? И зачем? Ведь участковый терапевт — это врач общей практики, который по сути выполняет ту же функцию, что и семейный. В результате наши реформаторы не могут толком объяснить, чем же участковый терапевт отличается от семейного врача!

— Так они же объяснили, что у врача с медсестрой на двоих будет зарплата до 30 тыс. грн. Правда, насколько я знаю, пока этих по европейским меркам скромных заработков семейные врачи не получают. А за счет чего они будут повышать зарплаты врачам вашей специальности — эпидемиологам, гигиенистам, токсикологам и всем тем, за keм нe закреплено по две тысячи душ?

— А о них вообще никто не думал. Как не думали о самих больных, когда запускали всю эту реформу. Реформаторская документация расписана во многом туманно и не детально. Нас куда-то ведут и много чего обещают, бессовестно нарушая закон о бесплатном и качественном медицинском обслуживании населения.

Вот поэтому, я считаю, пора нам всем просыпаться, бить в набат, привлекать ученых из Академии медицинских наук, чтобы наконец разобраться со всем этим хаосом, который закрутили в Минздраве. Ни в одной стране мира нет идеальной системы здравоохранения. В каждой системе есть свои плюсы и минусы. Но почему же мы не учитываем своих особенностей, своего многолетнего опыта в области социальной медицины!

Известно, что минимальный уровень финансирования медицины в Украине должен составлять не менее 5% ВВП. А в бюджете на 2019 г. правительство сократило расходы на здравоохранение до 3,2% ВВП. И тут я полностью согласен с депутатом Ольгой Богомолец, которая по этому поводу заявила: «Отечественную медицину целенаправленно убивают, и в следующем году последствия станут уже необратимыми». Хотелось бы, чтобы новое руководство страны наши призывы услышало и начало экстренно исправлять ситуацию.

— Будем надеяться, что новое руководство прислушается к советам ученых, а пока давайте дадим советы нашим гражданам — как предотвратить угрозы воздействия на нашу жизнь химических веществ, которые окружают нас повсюду. Что мы должны знать об этом?

— Вы правы, нас окружает огромное количество бытовых химических агентов, используемых в повседневной жизни. Бытовые средства и материалы (краски, клеи, растворители, лаки и др.), строительные конструкции, покрытия, синтетическая посуда, синтетические моющие средства и пр. — все это без должного контроля может оказывать токсическое влияние на здоровье человека.

Виниловые обои, если их клеить на солнечных участках, возле отопительных приборов, могут выделять формальдегид, хлор, фталаты, фенол, которые со временем вызовут интоксикацию, головные боли и аллергию. Если вы покупаете ламинатное напольное покрытие без маркировки «Е1», рискуете получить в квартире выделения формальдегида. В некоторые лаки и краски добавляют толуол и ксилолы, которые способствуют быстрому высыханию покрытий, но реально эти вредные примеси могут выделяться на протяжении нескольких лет и негативно воздействовать на ваше здоровье.

Виниловые натяжные потолки при нагревании от люстр выделяют фенол, фтор, фталаты — вещества, которые могут вызывать раздражительность, перевозбуждение, головную боль. В состав быстросохнущих алкидных красок иногда добавляют свинец, а это, как мы уже говорили, вредно. Следите за тем, чтобы на банках с краской имелась пометка «без свинца» и полный перечень ингредиентов.

Покупая новую посуду, следует иметь в виду, что при определенных условиях применение ее может быть небезопасным для здоровья. Нельзя использовать тефлоновую посуду, если она имеет повреждения, так как даже царапины на такой сковороде приводят к тому, что в приготовленную пищу могут выделяться такие опасные токсичные вещества, как карбоновая и перфтороктановая кислоты. Да и вообще тефлон, подверженный термообработке, может выделять канцерогенные вещества. В связи с этим специалисты из США полагают, что сковородки из тефлона следует запретить.

Столь же небезвредно применение поврежденной алюминиевой посуды и алюминиевой фольги. Если такую посуду и фольгу постоянно использовать, то в пищу могут попадать частицы алюминия. Накапливаясь в организме, этот металл может способствовать уменьшению кальция в костях, развитию в легких фиброзных уплотнений, появлению ранних признаков болезни Альцгеймера.

Особая опасность подстерегает при использовании в быту некоторых синтетических материалов. Исследования английских специалистов показали, что применение пластиковой упаковки для хранения еды небезопасно. Отсюда их рекомендация хранить продукты в стеклянных емкостях либо в пищевом пергаменте. И подобных примеров я могу привести множество.

В последние годы возросло количество аллергических заболеваний, и медики это связывают с увеличением контактов людей с химическими веществами и недостаточным контролем со стороны общества.

А с гигиеническим контролем и финансированием медицинской науки в Украине дела из года в год обстоят хуже и хуже. Академию медицинских наук финансируют в 5—6 раз меньше, чем в развитых странах. Особо возмущает то, что в самом Минздраве некоторые новоявленные реформаторы выступают за подчинение ее чиновникам этого ведомства. Модно говорить о том, что АМН вообще следует ликвидировать. И это вместо того, чтобы поддерживать тесную связь с учеными, совершенствовать творческие контакты и объединять усилия для совместных эффективных действий.

— Какие меры, на ваш взгляд, должны быть первоочередными, чтобы реанимировать нашу систему здравоохранения и заставить ее действительно работать для людей?

— Прежде всего необходимо сформировать общественную группу из числа небезразличных специалистов и в ближайшее время провести Всеукраинский медицинский форум. Координационный центр можно создать при АМН, где достаточно серьезных специалистов. Власть должна знать, что в медицине есть ученые, которые занимаются проблемами организации науки — в данном случае специалисты в области социальной медицины. И есть даже в институте усовершенствования врачей, который теперь называется Академия последипломного образования, активно функционирующая кафедра социальной медицины. Именно к таким специалистам нужно обратиться, чтобы они проанализировали нынешние проблемы и возглавили форум по медреформе.

В повестку дня Всеукраинского форума медицинских работников следует включить такие приоритетные вопросы:

— обеспечение населения необходимыми лекарственными средствами и вакцинами;

— восстановление санитарно-эпидемиологической службы и совершенствование санитарного законодательства;

— восстановление в высшей медицинской школе факультетов профилактической медицины.

И третье предложение: провести объединенное заседание руководств — Минздрава, АМН и Комитета по вопросам здравоохранения ВР. Сегодня все эти три структуры разобщены. Г-жа Супрун вообще не жалует Академию медицинских наук. Ни одно заседание АМН она не посетила. Более того, в нынешнем Минздраве бытует следующее: «Нам не нужно второе министерство здравоохранения!» Они усматривают в АМН конкурентов. Потому что академия, имея свои институты (эндокринологии, кардиохирургии, медицины труда и другие), имеет свои клиники, которые подчиняются не министерству, а АМН. А г-жа Супрун считает, что все эти клиники должны быть на хозрасчете, сами должны набирать больных, сами зарабатывать деньги... Т. е. для нее что клиника АМН, что больница — одно и то же!

На объединенном заседании трех структур необходимо обсудить возобновление деятельности проблемных комиссий — по хирургии, по терапии, по глазным болезням, по медицине труда и другим направлениям медицины. Когда-то они успешно функционировали, на их заседания приходили чиновники Минздрава, которые вместе с врачами обсуждали актуальную проблематику и главное — решали текущие вопросы (новые методы лечения, организационные принципы и т. д.). Но проблемные комиссии ликвидированы. Мы продолжаем собирать проблемную комиссию по медицине труда, однако в Минздраве ее игнорируют.

Необходимо разобраться с тем, кто сегодня руководит нашей медициной, кто определяет принципы, практику и задачи реформирования, кто поставляет лекарства и устанавливает цены на услуги и медикаменты. Я считаю, что руководители государства должны поощрять общественный контроль за проведением преобразований в здравоохранении. Только в этом случае наша медицина имеет шанс выбраться из той ямы, в которой оказалась.

Газета "2000", № 22 (908)
Олена Вавілова
29.05.2019 р.

https://www.2000.ua/v-nomere/svoboda-slova/mnenie_svoboda-slova/isaak-trahtenberg-chtoby-reformirovat-zdravoohranenie-nado-vosstanovit-to-chto-razrushili.htm?fbclid=IwAR3aLVbnoytYlJ1lih3feO9rGyNQoVlnf7vNTBa6sGdUIGhlpWmjRMM-mqA
 

 

Розмістив: прес-служба від 04.06.2019





  

 

GoodWeb