! Сьогодні

     
Стаття

В продолжение открытого разговора

Еще к мнению коллег о медреформе и не только
Из откликов на нашу статью, посвященную медреформе («2000», №15, 2018) особого внимания заслуживают соображения и предложения коллег. Поддерживая принципиальные положения о том, что обязательное условие любой реформы, тем более столь ответственной, — это научное обоснование предлагаемых преобразований, обобщение и анализ многолетнего отечественного опыта, некоторые добавляют: и не только, поскольку для обоснования новшеств необходимо проведение социологических исследований с активным привлечением СМИ.

«Думать, что твои писания могут изменить

к лучшему жизнь, разумеется, наивно, но и

писать без веры в это тоже невозможно».

Константин Паустовский
 

В связи со сказанным выше оправданно вспомнить одно из подобных исследований, проведенное нашим выдающимся кардиохирургом Николаем Амосовым в конце прошлого столетия. Кстати, это исследование упоминается в его автобиографии в связи с тем, что Николай Михайлович пытался реализовать собственную программу конкретного содействия практической медицине. Амосов писал: «Провел три больших социологических исследования через газеты, узнал настроение народа. Об этом опубликовал несколько статей в газетах и журналах».

Один из авторов настоящих заметок, много лет тесно общавшийся с Николаем Михайловичем, был активным сторонником указанного исследования и автором нескольких публикаций, освещающих его результаты. Есть все основания утверждать, что полученные тогда социологические данные, как и результаты ряда последующих его исследований, не только не устарели, но и обрели ныне еще большее значение, ибо отвечают велению сегодняшнего времени. Увы, приходится только досадовать, что при нынешнем реформировании не были использованы результаты амосовских социологических трудов и основанные на них предложения. Возможно, еще не поздно восполнить этот пробел. Тем более что в откликах фигурируют положения, близкие к тем, которые содержатся в социологических статьях нашего общего учителя.

Несколько слов об отношении Амосова к здравоохранению, в частности — к медицине времен Николая Семашко и его последователей. Вот выдержка из главы в «Энциклопедии» Амосова, именуемой «Рассуждения о медицине, врачах и здоровье»: «Хорошее здравоохранение возможно только в богатом обществе. Затраты на него составляют около 5-8 % от валового внутреннего продукта (ВВП). Каков этот продукт — такая и медицина. Нельзя вырабатывать товаров на душу в 4 раза меньше, чем американцы, да еще одну треть из этого тратить на оружие, а лечиться по их стандартам.

Так что не будем злопыхать на советское прошлое — по деньгам, что выделяли власти, у нас была относительно хорошая медицина. И уж тем более не надо замахиваться на их стандарты теперь, когда производство на душу населения упало еще в два раза и составляет, может быть, одну десятую от Штатов».

В этой же главе содержатся высказывания ученого о трех вариантах медицины – государственной, страховой, частной. Первая есть, например, в Англии, Швеции, ряде других стран. Вторая повсеместно распространена на Западе. Третья без первых двух уже практически нигде не функционирует.

Мнение Николая Михайловича следующее: нужны все три. Приведем его дальнейшие рассуждения: «Необходимо прежде всего беспокоиться о народе, богатые пусть сами думают. Но условия нужны и для них, чтобы не обременяли бедных. Утверждаю: советская система бесплатного здравоохранения для нас пока — самая лучшая. Она должна обеспечить 80% населения, и нечего мудрить. Нужно только «подвинтить» порядок. (Впрочем, когда все воруют — это самое трудное.)

Многие медики рассчитывали на страховую медицину: прольется денежный дождь! Как на Западе: 3% фонда зарплаты должны отчислить работодатели, столько же — сами работники, еще толику, на самых бедных, — государство, и будет все в порядке. Напрасные мечты! Наша промышленность наполовину стоит, еще на четверть — неплатежи — денег у дирекций заводов нет. Бюджетные учреждения обрезаны финансами до крайности, чтобы дать на страховку еще 3% — нужно прибавить фонды. Тем не менее будущее — за страховой медициной: в ней меньше бюрократов и лучше считают деньги».

Следует, разумеется, иметь в виду, что приведенные выше соображения Николая Михайловича были высказаны им еще в начале двухтысячных годов и поэтому, возможно, требуют все же определенных корректив. Но то, что они должны быть использованы сейчас при обосновании принципов и конкретных планов по совершенствованию действующей системы здравоохранения, сомнений не вызывает. Да, впрочем, произошли ли с того времени существенные перемены? Отнюдь. Весьма показательны также высказывания академика Амосова, касающиеся главенства профилактики. Вот только некоторые из них:

Реальный путь к повышению здоровья массы людей лежит через совершенствование здравоохранения, через усиление его профилактической роли. Чтобы проводить профилактику, нужно переориентировать медицину на здоровье.

Профилактика сдвинется с мертвой точки только в том случае, если врачи всех специальностей будут давать людям правильные советы, как сохранить здоровье.

Как ни смотри, медицине не избежать ответственности за состояние здоровья граждан. Не только лечить болезни, но и учить здоровому образу жизни. Нужно переориентировать медицину, изучать здоровье здоровых и обеспечить это соответствующей реорганизацией.

Уместно отметить, что в упомянутых выше откликах читателей-медиков содержались настойчивые призывы к тому, чтобы нынешняя реорганизация начиналась с проблем медицинского образования. Предлагается восстановить в условиях высшей школы функционирование факультета по подготовке врачей-гигиенистов и эпидемиологов.

Кстати, Николай Михайлович после своего переезда в пятидесятые годы в Киев возглавил кафедру хирургии на санитарно-гигиеническом факультете, где в то время работали такие видные украинские ученые, представляющие профилактическую медицину, как члены академии Александр Марзеев, Лев Громашевский, Гайк Шахбазян, Лев Медведь, Денис Калюжный. Их ученики, будущие выпускники факультета тех лет, в последующем стали известными учеными, руководителями научных коллективов. Среди них Юрий Кундиев, Евгений Гончарук, Юрий Вороненко, Эдуард Гюлинг, Аркадий Фролов, Жанна Возианова, а в последующие годы Владимир Широбоков, Василий Бардов, Николай Лисяный, Владимир Чернюк, Александр Яворовский.

Традиции и деятельность этого факультета хорошо известны медицинской общественности не только Украины, но и за ее пределами. Это относится и к аналогичным факультетам других медицинских вузов Украины, которые были ликвидированы. Согласуется ли это с принципами профилактической медицины? Отнюдь.

А теперь о содержании некоторых других откликов. Во многих из них задается вопрос – согласуется ли идея приоритета профилактики, о чем шла речь в нашей статье, с тем, что в стране практически ликвидирована санитарно-эпидемиологическая служба – структура, призванная ранее повсеместно осуществлять охрану общественного здоровья, предупреждать болезни, способствовать оздоровлению условий труда, быта, питания, окружающей среды. Касается это действовавшего в прежние годы жесткого санитарного законодательства, гигиенических нормативов, санитарных правил. Сейчас, как подчеркивают респонденты, по мнению власть предержащих, ограничения, установленные регламентами указанного законодательства, дескать, мешают развитию бизнеса и должны быть отвергнуты. Вот такое категоричное, но, скажем прямо, весьма сомнительное, утверждение. Выходит, что оздоровление среды обитания людей, обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия и бизнес, главенствующий в условиях рыночной экономики, – вещи несовместимые. Почти новый литературный афоризм !.. А как же это согласуется с задачей охраны здоровья населения, профилактической медициной?!

В нескольких откликах на нашу статью коллеги напоминали критические выступления в прессе, о которых не упоминалось в нашей публикации. Следует согласиться с тем, что, действительно, содержащиеся в этих выступлениях на страницах масс-медиа предложения не нашли своего отражения в программах и последующей практике реформаторских новаций. Это относится, например, к таким публикациям, как «Люди — медицинская реформа и ультиматум»; «Концепция реформирования системы подготовки врачей направлена на уничтожение санитарно-эпидемиологической медицины»; «Шоковая терапия не показана»; «Медицинская реформа за 210 гривен»; «Корзинка здоровья подорожала на 30%».

В одном их откликов в связи с этими и другими публикациями аргументируется солидарность медицинской общественности с мнением, высказанным ранее академиком Амосовым: Министерство здравоохранения у нас это не структура охраны здоровья, а «Министерство болезней». Автор отклика согласен с тем, что сегодня есть основания добавить: это ныне еще и структура непредвиденных прожектов, содержание которых в обществе вызывает растерянность и недоумение. Откуда и какими «экспертами» рождаются эти прожекты, смысл которых никак не оправдан не только научно, но и исходя из простой житейской логики, не говоря уже о многолетнем отечественном опыте? Чего только стоит «нововведение», предложенное Министерством, — разрешить людям с психическими заболеваниями, транссексуалам и трансгендерам усыновлять детей, а в контрактах между врачом и пациентом вносить обозначение «Н» «для третьего пола». Предлагаемые новшества были прокомментированы в печати под примечательным названием «Скандальные идеи — опека и новый пол». Пусть читатель сам ответит на вопрос, который напрашивается прежде всего: как подобное согласуется с общечеловеческими ценностями — семейными и моральными? И еще: неужели подобного новшества ожидают наши соотечественники как результат реформы?

О многих других новациях уже писалось ранее и говорилось в выступлениях на форуме коллег-медиков. К ним относится, в частности, предлагаемое создание национальных медицинских округов, замена в каретах скорой помощи врачей на так называемых парамедиков, создание для оказания такой помощи иной системы стационаров, призванной принять пациентов в самое кратчайшее время (это при наших дорогах!), введение бюджетного медицинского страхования за счет налогов с населения (это при условии, что обязательное страхование не должно подменять финансирования бюджетного).

Из последних новаций – мода на «развенчивание мифов», которые популяризует нынешний Минздрав. Вот некоторые новации: флюорография не нужна (не помогает выявлять туберкулез), аскорбиновая кислота не улучшает иммунитет (наоборот — его угнетает), про приступы эпилепсии (должны проходить сами, невозможность западения языка), неправомерность диагноза «вегетососудистая дистония», прививки Манту (можно мочить), лечебного действия перекиси водорода (может вызвать эмболию, перекрыть ток крови!)…

И еще одно существенное обстоятельство, мимо которого никак нельзя пройти. Дело в том, что ни в одной из предлагаемых в целях реформирования здравоохранения задач не фигурируют социально-медицинские проблемы охраны общественного здоровья. Более того, в вопросах совершенствования необходимых профилактических мероприятий — гигиенических и санитарно-технических — прежде всего наметилась тенденция: возложив их на систему «громадського здоров’я», произвести в ней замену специалистов-медиков на лиц неврачебных профессий. Вместо гигиенистов и эпидемиологов предполагается возложить решение оздоровительных профилактических задач целиком на инженеров, сантехников, представителей коммунальных служб.

Невольно вновь всплывает приобретающий популярность термин «парамедик», хотя здесь, разумеется, аналогия неуместна. Но уместен принципиальный вопрос: неужели, игнорируя многолетний, оправдавший себя собственный опыт, следует главенство общественной профилактики отдать на откуп не медикам только потому, что такова практика в США и ряде европейских стран?! Очевидно, что решающее слово за учеными гигиенистами и эпидемиологами, а не за безымянными «экспертами» и новаторами. К тому же оправданно ли забывать отечественные традиции, проверенные временем и апробированные практикой? Напомню сказанное в свое время Александром Блоком, кстати, не в присущей ему стихотворной форме, а прозаически, но точно: «Нарушение традиций — та же традиция. Разрушая, мы все те же рабы старого мира». Не будем же этому разрушению потворствовать.

В одном из откликов содержалась ссылка на академика Юрия Кундиева – известного ученого-гигиениста и организатора науки, неоднократно выступавшего по вопросу реформаторских нововведений. Так, незадолго до своей внезапной кончины он критически высказался относительно идеи сделать в системе медицинского обслуживания доминирующей роль семейного врача. Вот его точка зрения на это счет:«Вместо участкового врача-терапевта мы теперь будем иметь семейного? Но кто такой семейный врач, например, в Великобритании? Это друг богатой семьи, который вместе с хозяином играет в гольф, потом они сидят возле к.м.н., попивают виски с содовой, разговаривают. Семейный доктор знает, кто чем болел в третьем поколении, кто с кем породнился и т.д. Ему соответственно и платят. Но можем ли мы перенести эту модель на поприще сегодняшней Украины?! И зачем? Участковый терапевт – это врач общей практики, который, по сути, выполняет ту же функцию, что и семейный. Пока никто толком не может объяснить, чем же участковый терапевт отличается от семейного врача».

А в другом месте, отстаивая принцип научного прогнозирования предлагаемых новшеств, ученый писал: «Сегодня существуют научные технологии прогнозирования, которые должны применяться при внедрении любой реформы. Зачем что-то доказывать на словах? Ведь Национальная академия наук Украины имеет для этого специализированный центр. В нем работают серьезные науковеды и применяют научные методы прогнозирования. Так пусть они привлекут ученых и сделают прогноз на будущее. Точно так же пусть спрогнозируют, чем закончится процесс реформирования системы охраны здоровья».

Подобные соображения высказаны и в нашей публикации. Отметим также, что солидарны с общим выводом Юрия Ильича о том, что в настоящее время «нужны неотложные комплексные социально-экономические меры, в осуществлении которых должен найти свою роль и место каждый медицинский работник».

В заключение настоящих заметок представляется обоснованным и уместным выразить благодарность коллегам медикам, высказавшимся по поводу медреформы до и после публикации в «2000», а главное — предложившим внести свою профессиональную и общественную лепту в решение задачи сделать медреформу научно обоснованной, продуманной, тщательно взвешенной и прогнозируемой. А еще пожелаем им сохранять независимость суждений, принципиальность позиций, стремление к повседневному выполнению гражданского долга. От этого в большой степени зависит успех и научного творчества, и повседневной практики врачей и ученых-медиков в нынешней непростой период жизни страны.

И.М. Трахтенберг (слева), И. А. Тарабан

Академик НАМН Украины, член-корреспондент НАН Украины И.М. Трахтенберг (Киев)

Доктор медицинских наук, профессор И. А. Тарабан (Харьков)

 

 


 

Розмістив: прес-служба від 21.05.2018